Кто выигрывает от поглощений

Поглощения (takeovers) - это варенье на бутерброде обычного инвестиционного бизнеса. Когда компания А делает предложение о приобретении компании В, оно почти всегда будет делаться по цене, которая выше той, которую получает компания В за свои достоинства на рынке. Следовательно, существуют немедленные прибыли для акционеров компании В. Более того, рыночные профессионалы испытывают широкую заинтересованность в поглощениях. Они порождают более высокие объемы торговли, а активность является источником жизни брокеров и маркетмейкеров. Они приносят высокие комиссионные для инвестиционных банков, которые консультируют компании, вовлеченные в сделку поглощения Кроме того, существуют побочные выгоды для аудиторов, нотариусов и других профессионалов, задействованных в сделке. Сити испытывает очень серьезную заинтересованность в высоком уровне деятельности в области слияний и поглощений и будет жестко сопротивляться попыткам их ограничения.

В целом “англосаксонские” экономики (к которым относятся Великобритания, США, Канада и Австралия) работают в условиях системы решения вопросов контроля над предприятиями, основанной на фондовом рынке. Другими словами, одна компания может попытаться получить контроль над другой через фондовый рынок, с согласия или без согласия компании-жертвы обращаясь напрямую к ее акционерам. Каждый имеет право, заплатив небольшие Деньги, получить доступ к списку акционеров. Слабые или плохо Управляемые компании, как говорит теория, будут приобретаться более сильными и лучше управляемыми структурами. Многие страны традиционно действовали в рамках других систем, где поглощения обычно согласовываются между самими компаниями или их.ными акционерами. Например, в Японии и Германии враждебные поглощения (hostile takeover bids) были практически неизвестны. Но конец 1990-х гг. продемонстрировал взрыв активности в области поглощений и слияний, большинство из которых выходили за рамки национальных границ, когда отрасли промышленности преобразовывались в более крупные и более интернациональные экономические единицы. В ходе этого процесса основанная на рынке система принятия решения о том, кто должен контролировать компании, выдвинулась на передний план.

Столкновение культур очень четко проявилось в ноябре 1999 г. во время самого крупного в мире поглощения на тот момент: “непрошеное” предложение на сумму $77 млрд от английской группы в области мобильной связи Vodafone AirTouch за немецкую группу Mannesmann. Не только сама немецкая группа закричала о “нечестной игре”, в дело вступил сам канцлер Германии, заявляя, что враждебное поглощение разрушит культуру управления компании, которая в Германии включала представительство рабочих в совете директоров. Было удивительно видеть, как один из основных сторонников единого европейского рынка так сильно сопротивляется рыночным методам.

Конец тысячелетия показал не только высокий уровень активности в области поглощений, но и направления изменений в отношении политики в области слияний и поглощений Европейский Союз вводил минимальные стандарты практики поглощений для своих стран-участниц. Великобритания с ее давно установившимися саморегулирующимися процедурами в этой области надеялась избежать любого ослабления своих кодексов.

В прессе деятельность в области поглощений освещается на нескольких уровнях. Есть подсказки, связанные с поглощениями: “Покупайте акции XYZ Holdings: вокруг рыщет хищник”. Существуют раздутые описания обсуждаемых поглощений, которые могут занимать многочисленные колонки неделя за неделей. А иногда встречаются более продуманные статьи, задающиеся вопросом о том, не вредит ли эта активность в сфере поглощений английской экономике, и разбирают некоторые из наименее желательных тактических приемов при поглощении. Большинство из них достаточно понятны, но все-таки некоторые базовые представления о способах поглощения необходимы.

Сначала возьмем последний вариант. Деятельность в сфере поглощений (takeover activity) имеет тенденцию прокатываться волнами и часто достигает своего пика, когда цены на акций уже близки к своему максимуму после продолжительного периода рынка быков, как это было в преддверии конца тысячелетия. В эти моменты предположения о поглощениях могут почти полностью доминировать над мышлением фондового рынка, принимая форму коллективной лихорадки. Каждый ищет жертву следующего поглощения, покупает ее акции и толкает цену вверх. Процесс становится самоподдерживающимся - финансовые журналисты заражаются этой лихорадкой, как и все остальные. Помните об этом, когда читаете финансовые страницы: некоторые из комментариев о ценах на акции теряют всякую связь с фундаментальными оценками, которые опираются на дивиденды и способность приносить прибыль.

Как мы видели, общее оправдание поглощений заключается в том, что они повышают эффективность в экономике. Сонные компании поглощаются более активно управляемыми хищниками (predators), которые могут получить более высокую отдачу от активов компании. В некоторых случаях это может оказаться действительно так. Но существует мало убедительных свидетельств, если они вообще есть, что поглощения повышают эффективность производства и торговли в долгосрочном периоде. Говоря чисто биржевым языком, акционеры компании, которой делается предложение о покупке, обычно оказываются в лучшем положении после выхода из дела, чем акционеры компании-покупателя, в случае анализа последующей деятельности компании. Однако поглощения могут быть выгодны крупным собственникам английских компаний: страховым компаниям и пенсионным фондам. Сталкиваясь с трудностями при попытках положительно повлиять на улучшение состояния менеджмента в компании, в которую они инвестировали свои средства, они могут приветствовать поглощение со стороны активно руководимой компании, которая сделает за них всю работу. Другой стороной этой медали является то, что менеджмент ведущих английских компаний часто сравнивается на основе всего лишь относительных уровней двух разных рыночных цен на акции на конкретную дату.

Оппозиция чрезмерной активности по части поглощений, которая иногда находит свои отголоски на финансовых страницах отечественных изданий, приводит другие аргументы. Угроза поглощения порождает у менеджмента компании краткосрочные настроения. Они не будут осуществлять долгосрочных инвестиций, если эти затраты угрожают снизить прибыли до появления выигрыша. Пониженные прибыли снижают цену акций и делают компанию уязвимой для поглощения. Менеджеры инвестиционных институтов также вынуждены в своей деятельности придерживаться краткосрочной точки зрения. Если они оцениваются за трехмесячный период на основании эффективности инвестиций, то менеджеры будут склонны поддержать поглощение, которое принесет им краткосрочные прибыли.