Как мы измеряем валюты

Существует другое важное отличие, которое нужно объяснить, прежде чем мы более близко познакомимся с тем, как освещаются валютные вопросы. На английском фондовом рынке мы измеряем цены на ценные бумаги в стандартных единицах: фунтах и пенсах (хотя были слухи о переходе на евро!). Но валюта измеряется в единицах других валют, и все они двигаются друг относительно друга. Фунт может укрепиться относительно доллара, но ослабиться относительно евро. Эти валютные кросс-курсы (exchange cross rates) - стоимости каждой из ведущих валют, выраженные в единицах других валют, - ежедневно приводятся на страницах Financial Times, посвященных рынкам валют, денег и капитала (currencies, money and capital markets), как и стоимости основных валют в фунтах стерлингов и американских долларах, в более подробном виде. Отметим одну сложность: по соглашению рынки всегда говорят о том, что “столько-то долларов за фунт”, а не “столько-то фунтов за доллар”, даже когда говорят о стоимости долларов, а не фунтов. Поэтому долларовая стоимость в фунтах стерлингов выражается как, скажем, $1,6235 за $1, а не как $0,6160 за $1.

В отчетах о движениях курсов валют есть два основных способа выражения стоимости валют: с точки зрения другой отдельной валюты или с точки зрения взвешенного с учетом торговли индекса (trade-weighted index), когда она измеряется относительно корзины валют (basket of currencies). Во втором случае, взяв в качестве примера стоимость фунта стерлингов, индекс конструируется из валют основных стран, которые являются главными торговыми партнерами Великобритании. При этом каждой валюте придается вес в зависимости от ее важности для английской торговли. Стоимость валюты здесь выражается не как моментальная стоимость, а как индекс с базой 100 в 1999 г. Таким образом, в определенный день фунт стерлингов может вырасти относительно доллара с $1,6200 до $1,6300 (за один фунт вы получаете больше долларов, так что фунт усиливается), но падает со 103,3 до 102,9 при расчетах с использованием взвешенного с учетом торговли индекса. В целом фунт стерлингов был немного слабее по сравнению со всеми остальными валютами, но доллар был еще слабее, поэтому фунт улучшил свое положение относительно доллара.

Об этом обычно плохо сообщается в средствах массовой информации. Вы можете прочитать или услышать, что фунт стерлингов вырос на 1% относительно доллара, в то время как в действительности произошло просто так, что доллар упал относительно большинства валют, и упал на 1% относительно фунта стерлингов. И снова Financial Times показывает стоимость стерлинга по взвешенному с учетом торговли индексу (также известному как индекс стерлинга (sterling index) или эффективный индекс валютного курса Банка Англии (Bank of England effective exchange rate index)) и аналогичные индексы для других ведущих валют, таких как доллар, иена, евро и швейцарский франк.

Мы видели, что можно ожидать роста стоимости валюты - при прочих равных условиях, если данная страна получает из-за границы больше средств, чем она расходует за границей. Другие страны должны покупать национальную валюту этой страны, чтобы купить ее товары, и это дает прибавление к ее валютным резервам, которые примерно эквивалентны банковскому балансу страны. Страна может хранить свои валютные резервы в виде других валют, специальных прав заимствования (special drawing rights) (см. глоссарий) или золота.

В теории, когда стоимость валюты отдельной страны растет по отношению к другим валютам, ее товары становятся более дорогими при их покупке иностранцами. Поэтому она будет постепенно сокращать продажи за границу, получать меньше иностранной валюты, и - при прочих равных условиях - валюта страны начи -нает слабеть, пока ее товары снова не станут дешевле, и цикл возобновляется. Страна, получающая избыточные валютные средства, может также предпринимать сознательные шаги, чтобы предотвратить слишком большой рост валюты: снижать процентные ставки, чтобы сделать свою валюту менее привлекательной для иностранных инвесторов и стимулировать внутренний спрос, так, чтобы больше товаров потреблялось внутри страны, больше импортировалось и меньше экспортировалось.

На практике феномен длительного отклонения от паритета (overshoot) означает, что самокорректирующийся механизм может становиться неэффективным или работать только со значительной задержкой. Проблема в том, что не существует такой вещи, как “правильная” стоимость валюты относительно какой-то другой валюты. Можно сказать, что если валютный курс составляет $1,60 за $1, то товар, который стоит в Лондоне $1, должен стоить в Нью-Йорке $1,60: это утверждение теории паритета покупательной способности (purchasing power parity). Но такие предположения оказались явно неприменимы в 1980-х гг., когда стоимость $1 колебалась между $2,40 и немногим более $1,00, которые явно не отражали движения относительных цен на товары в Нью-Йорке и Лондоне. Вместо этого, когда доллар стоял на отметке $2,40 за $1, американские товары были очень дешевыми для англичан, а на отметке $1,00 за $1 они были чрезмерно дорогими. Изменчивость валютных курсов усиливает дисбалансы в торговле, которые, в свою очередь, увеличивают эту изменчивость.