Эмиссии С глубоким дисконтом

Для компании XYZ несущественно, выпускать ли 20 млн новых акций по цене 200 пенсов за каждую или 40 млн акций по 100 пенсов. Она все равно соберет $40 млн, в которых нуждается. Если компания установит подписную цену (subscription price) 100 пенсов по сравнению с рыночной ценой 260 пенсов за существующие акции, то риск того, что рыночная цена может упасть ниже подписной цены и помешать выкупу новых акций, будет минимальный. Эмиссии прав с глубоким дисконтом, наподобие приведенной выше, не нуждаются в гарантировании и соответственно приводят к значительной экономии издержек. Однако на практике очень немного компаний следуют путем глубокого дисконтирования. Обычно это связано с тем, что существует налоговое неудобство для некоторых акционеров в самом процессе глубокого дисконтирования. Сити, для которого комиссионные за гарантирование размещения являются существенным и, как правило, легким заработком, не поощряют глубоко дисконтированных эмиссий.

Когда рыночная цена акции XYZ составляет 260 пенсов, компания не является более или менее “благородной”, если предлагает новые акции по 100 пенсов, а не по 200. Вспомните принцип. Компания принадлежит акционерам, и нет ничего, что им можно дать, чем они уже не владеют. Единственная выгода, которую они могут извлечь, возникает тогда, когда при увеличенном размере капитала сохраняется прежний дивиденд на акцию, что аналогично последствиям повышения дивиденда. Это абсолютно другое решение, но его часто путают с собственно эмиссиями прав. Если XYZ заплатила валовой дивиденд 10 пенсов на акцию до эмиссии, то доходность по акциям при цене 260 пенсов составила бы 3,8%. Если она платит такой же дивиденд на акцию после эмиссии прав в соотношении два к пяти по цене 200 пенсов, то доходность при цене без прав 243 пенса выросла бы до 4,1%.